Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

Дожить до рассвета.

Это был последний морозный вечер: вот уже почти 10 дней заиндевевшие градусники отказывались пробить вверх отметку в -30, а по ночам упорно стремились скатиться до -40, а порой и ещё ниже. Но где-то севернее, по алтайским степям уже начала дуть позёмка - с запада шёл тёплый фронт. Солнце садилось туда, в ветреную сторону, окрашивая небо багровыми тонами, но тут, на озере, пока не было никаких признаков потепления: туман становился гуще, тихо погукивая лебеди готовились провести очередные 14 часов в морозной темноте.
Я днём немного переусердствовал: аккумуляторы с трудом ворочали на морозе телеобъективы, поэтому к закату совсем сдохли. Пришлось засовывать их подмышки: один - справа, другой - слева. Три минуты подмышкой - 20-30 секунд видео и аварийное отключение. За эти 30 секунд в промёрзшей камере аккумулятор превращается в ледышку. Вы пробовали затолкать ледышку под мышку? Попробуйте. Особенно, если вы уже несколько часов проведёшь на тридцатиградусном морозе, когда не хочется не только расстёгивать хрустящую на морозе куртку, но и снимать перчатки с закостеневших пальцев. Одно греет: ещё с полчасика - и в тепло, отогревать руки-ноги, мазать кремом подмороженный нос, пить горячий чай. И думать, каково им там, в тумане...





https://altay-birder.dreamwidth.org/

Осенние картинки.

 Ехал вчера вечером после насыщенного дня из "Лебединого" сквозь осенний закат, яркий, с горящими апельсиновым огнём осинами, малиновыми облаками на холодном синем небе, как будто напитавшими цвет от вишнёвой стерни гречишных полей, с огромным красным солнцем, что медленно закатывалось то за жёлтые колки вдалеке, то стробоскопом плескалось сквозь частокол облетевших уже тополей. Ехал и вдруг понял, что не хочется мне останавливаться и бегать искажать через объектив эту красоту. Зачем? Если ты не вдохнёшь терпкий запах опавших осиновых листьев, если не услышишь шорох листьев, сброшенных случайным порывом ветра, не будешь всматриваться в глубину неба, стараясь разглядеть курлыкающих журавлей, то осень прошла мимо тебя.
Поэтому закатных картинок нет. Но зато есть дневные: некоторые факты приходится фиксировать в рамках проекта по мониторингу заказника, так что кое-что можно и показать.


Collapse ) https://altay-birder.dreamwidth.org/

Про маралов.

Меня тут периодически спрашивают: "А где-же маралы?".

Маралы есть, вот подтверждение с фотоловушки из Тигирекского заповедника.




Совсем нет времени ехать их снимать, тем более, что и фотоловушки неплохо справляются.

В конце сентября поеду туда установить дополнительные фотоловушки, чтобы снимали разные ракурсы. 
Кстати, на этом солонце стоит скрадок. Вернее - простаивает: редко кто в него присаживается.

Да, на дату не смотрите, был сбой после разрядки аккумуляторов. Это середина октября.
Как будет время, разберу все видео и может что-то смонтируем - есть неплохие сюжеты. https://altay-birder.dreamwidth.org/

Когда приплывёт папоротник...

 Моя первая встреча с сальвинией случилась уже больше 20 лет назад: не помню уже с какой надобностью я и сотоварищи ехали мимо Бийска в Алтайский район, но был ещё жаркий август, и мы решили искупаться в карьерах, что прямо на выезде из города в сторону Белокурихи. Искупались, а заодно нашли новое местообитания сальвинии и немного расширили её ареал в наших местах.

Сальвиния (Salvínia nátans) - растение удивительное. Это папоротник. Плавающий папоротник. Однолетний плавающий папоротник. Реликтовый однолетний плавающий папоротник. Реликтовый, естественно для Сибири.
Хотя, вот насчёт его реликтовости у меня, после того, как некоторые исследователи усомнились в реликтовости чилима в наших краях, теперь есть сомнения. Но от этого он не перестаёт быть более удивительным: единственный папоротник, который приспособился к однолетнему циклу в сибирских условиях. Да ещё и в воде.











Удивительно и некоторое сходство, а также и различия в распространении сальвинии и чилима: оба вида распространены по водоёмам Обской поймы от Бийска на север, но чилим доходит только до Новосибирского водохранилища, а сальвиния идёт аж до Томска, где, кстати, было одно из первых мест её обнаружения (не в самой пойме Оби, а в пойме Томи, но недалеко от устья). Сальвиния ещё в конце прошлого века была обнаружена в Присалаирье, в пойме Чумыша, а вот чилим здесь был обнаружен только несколько лет назад. Занесли его сюда или ранее просто не замечали? 

И ещё одна загадка: на всём пространстве от Оби до Иртыша (где, кстати, сальвиния встречается только южнее Семипалатинска) сальвинии нет, а чилим встречается только на Колыванском озере. Если всё-же сальвиния - реликт, то что за последние 10.000 лет мешало ей расселиться более широко - весьма любопытно. Может это случится теперь: если в начале 20 века у Барнаула была известна только одна точка, то теперь здесь по старицам она повсеместно массовый вид. Да и численность ондатры растёт: если уткам не удалось разнести, то может эти новосёлы справятся? Сейчас как раз спорангии у сальвинии созревают, а молодняк ондатры ищет новые места. Или, как вариант, неряшливые рыбаки могут это сделать.

И, если найти цветок папоротника - задача сомнительная, то поискать "расцветший" осенними красками плавающий папоротник - вполне реализуемая. Алга, натуралисты! :) https://altay-birder.dreamwidth.org/

Чуйская степь

Старший и глубокоуважаемый товарищ - Владимир Архипов (старший не по годам, а по статусу в моём мироощущении) посетовал, что я совсем фейсбукнулся, начав туда заливать то, что сгодилось бы и для ЖЖ. Исправляюсь, конечно.

Это был первый закат в нашей поездке по мониторингу горного гуся и других водоплавающих в Чуйской степи.

До него было больше 700 км дороги за рулём, дороги, пока ещё полной автотуристов, которых с каждым годом становится всё больше.
Да, ландшафты дальнего Горного Алтая становятся всё более доступны, но живая природа вынуждена отступать, приспосабливаться или замещаться.
Вот и с горным гусем такая-же история: в прошлом году насчитали более ста птиц, а в этом - всего 25. И все они - на высокогорном Киндыктыкуле, а в самой Чуйской степи ни одного выводка, ни одной взрослой птицы. Хотя я, конечно, осознаю, что большинству приезжающих сюда поглазеть на пейзажи, глубоко наплевать на это. А мне вот жаль, что я не могу увидеть некогда многочисленных здесь дроф и дзеренов. Ну что-же, может через пару лет и без вечернего гогота горных гусей и без тревожного стона гагар Чуйская степь будет не столь уж плоха...
Хотя бы для тех, кто ни разу их так и не увидел.



Бонусом пасторальная картинка из тех же мест (снятая следующим днём), которую, несомненно, бёрдвотчеры оценят. А знатоки Чуйской степи даже смогут локализовать это место. 



Кстати, насколько я представляю, для Чуйской степи это первый факт за последние более чем 50 лет и первый документированный факт вообще. А на соседнем озере была и вторая пара. :)




https://altay-birder.dreamwidth.org/

Чилим и лебеди.

 Тут такая предыстория: вот уже третий год Газпром в лице "Газпром трансгаз Томск" финансирует Заказник "Лебединый". И, если ранее это было финансирование материально-технического обеспечения самого заказника, а также создание условий для всё растущего количества посетителей заказника, то в текущем году были выделены деньги и на проведение обследования территории заказника и проведения некоторых наблюдений в нём. Об этом я расскажу чуть позднее, а сегодня вот о чём: в рамках этого финансирования был приобретён дрон, который очень помог нам в проведении учёта лебедей в зимний период на труднодоступных участках заказника.
Но и летом, пока лебеди воспитывают где-то там (надеюсь, что со временем узнаем, где именно) воспитывают потомство, а какие-то просто копят жирок перед зимой, дрон не простаивает: вот, например, совсем свежие кадры с него.



Первый кадр снят, скажем так, между делом. На кадре озеро Колыванское на закате.

Следующий кадр снят уже по делу.



И он уже требует пояснений: на кадре популяция водного ореха - чилима.
Это растение внесено в региональную Красную книгу и считается реликтовым на территории края (тут мнения у научного сообщества в последнее время расходятся, но это и не так важно).

А это то, как выглядит сам берег уже не с высоты птичьего полёта (извиняюсь, но фото со смартфона).




Все растительные остатки на берегу - чилим. Растения оторваны от корнейи выброшены волнами на берег. Отрывают их водно-моторные транспортные средства, которые резвятся на озере и развлекают всех жаждущих хоть какой-то "движухи". А этой "движухи" на озере с каждым годом всё больше: если три года назад на озере было только 3 базы, компактно расположившихся на юго-западном берегу, да пионерский лагерь, построенный в советские времена на северо-востоке, то теперь весь западный и северный берега "перекрыты" для дикого отдыха. И перекрыты базами, с домиками, туалетами в водоохранной зоне, квадроциклами, скутерами, установленными в ряд мангалами и бум-бум-музыкой.

Я не буду давать оценку всему этому, но я помню это озеро ещё без единой базы и оптико-лазерного центра на Большухе. Я помню, что чилима на озере было много меньше, а снятой  на фото выше "плантации" не было ещё лет 5 назад. Как не было и зарослей тростника по восточному берегу, а также не было уже совсем немаленьких очагов сине-зелёных водорослей.

Это я к тому, что озеро активно заболачивается, и бездумно-бессистемное строительство всё новых баз снизит его "рекреационный потенциал": весной озеро долго будет попахивать застоявшейся водой, а после прогревания быстро будет "зацветать".
Но вот пяти краснокнижным видам растений, обитающих в озере, это не принесёт большого вреда. Скорее, даже пойдёт на пользу.

Такой вот природоохранный парадокс.
Кстати, когда-то озеро было несколько больше по размеру (сейчас уже заболочены и поросли ивняком 3 больших участка, в т.ч., вероятно, из-за смыва в озеро почвы: когда-то его берега были почти полностью в сосновых лесах), а также имело два острова: один достаточно большой, а второй совсем маленький. Но теперь мы можем только в воображении представить, как это выглядело. А посещающие озеро сегодня могут попытаться представить, как озеро выглядело без баз ещё лет 15 назад. А лет через 15 можно будет представить, как выглядело озеро, когда оно не было наполовину заросшим водной растительностью.

Да, про лебедей я написал не только в связи с дроном: когда-то и на Колыванском их было немало. В т.ч., вероятно, и гнездились. А теперь лишь чомги и кряквы ранним утром да поздним вечером выходят покормиться в акваторию, прячась в остальное время в зарослях тростника и кувшинок. Где, собственно, им не так уж и плохо.
https://altay-birder.dreamwidth.org/

Фогвотчинг.

   У Тигирекского заповедника есть официальный символ - силуэт летучей мыши, как-бы повторяющий контур Тигирецкого хребта.
   А есть неофициальный, более узнаваемый - гора Шляпная.




***

5:15 утра. Мы подорвались по июньской привычке рано, в 4:30, но ещё лишь забрезжило небо на востоке. Но мы даже не видели этого: густой туман укутал кордон заповедника. До Шляпной - рукой подать, но мы всё-же немного заблудились уже на Тигирекской поляне - туман прячет всё, что дальше пяти метров, а перед фарами вообще встаёт слепящая стена...
Вдоль дороги в селе лежат коровы, меланхолично дожёвывающие вчерашнюю жвачку, заснув перед рассветом, стоит большой табун лошадей: с тёмных затучневших боков кобыл скатываются капли росы...
У Шляпной тишина. Про такую говорят - мёртвая. Но здесь тишина живая, только укутанная туманом. Вся долина Большого Тигирека и, туда дальше, долина Ини, где река делает крутой поворот у Тигирека - всё укутано густым туманом.

Мы поднимаемся выше по крутому склону Драгунского, пытаясь выползти из этой сырости и серости. Травы в этом году не столь высоки, но сапоги не помогают: штаны промокают сначала выше колена, а потом чуть-ли не по пояс. Туман пытается ползти за нами, цепляется за кусты татарской жимолости и колючего шиповника, но в какой-то момент отпускает нас...

***

6:00. Из-за дальних отрогов встаёт солнце, выползает на безоблачное небо, предвещая жаркий день. Теперь хорошо видно, как в глубине долины ещё пока неохотно перекатываются волны тумана: зарождаясь от скатывающегося с Разработной холодного воздуха (снежники в этом году там велики, как никогда), они текут в нашу сторону, накатывают-ползут по склонам, порой перехлёстывая в соседние ложбинки.






Уже через 15 минут солнце начинает припекать спину. И не только спину, но и макушки ближайших холмов, прорисовывая детали. Туман оживает, начинает расползаться в разные стороны, рвётся и поднимается выше. Кажется, что это Шляпная там внизу, не выспавшись за короткую летнюю ночь, ворочается, натягивает на себя пелену тумана, дабы спрятаться от ярких лучей последних дней июля...








***

Многие из вас слышали про бёрдвотчинг. Может кто-то про вэйлвотчинг, баттерфлай- или даже дрэгонфлайфотчинг. Может кому-то приходилось участвовать в сессиях сансетвотчеров. И у каждого из этих увлечений есть культовые места.
Так вот, уверяю вас: хоть нас, фогвотчеров не так уж и много, но Тигирек - культовое место для многих из нас. Человек пяти-шести - точно.
И это ещё не сентябрь!

PS Не подумайте, что я изменил бёрдвотчингу с фогвотчингом: просто птички очень не любят утреннюю сырость. :)

PPS Ещё немного квадратных фото есть у меня в Инстаграм. https://altay-birder.dreamwidth.org/

Фотоотчет о Конном квесте

Уже не первый год присматриваюсь к этим местам: в орнитологическом плане - terra incognita. Понятно, что найти здесь что-то эдакое нереально, но, тем не менее...

Оригинал взят у go_altai в Фотоотчет о Конном квесте


Есть что-то особенное и настоящее в походе, в котором нет маршрутной предопределенности: получается и интрига, и загадка, и вызов... Меняется восприятие — чувствуешь себя исследователем. Меняется ритм похода — ты уже не «походник», а первопроходец. И в окружающем мире растворяешься совсем...


Collapse )

Возвращаемся домой под аккомпанемент великолепной грозы:




Присалаирье.

К вечеру само солнце, казалось, утомилось от этой липкой духоты. Или, быть может, от нудного звона комаров и досадливой мошки.
Уцепившись за макушку двухвековой пихты, чудом избежавшей огня и топора, оно быстро поползло вниз, пытаясь спрятаться за редкий частокол подтаёжного леса.



Солнце ещё грело макушки леса, а в тени его густые заросли страусова пера уже начали наливаться прохладой росы, тяжелели, разворачивая вайи в широкую воронку. 




Лес, очнувшись от тяжёлой дневной дрёмы, оживал: громко запели в буреломе красношейки, да так дружно, что перекричать их теперь могла лишь глухая кукушка, что уселась прямо над головой и завела своё нудно-бесконечное "ду-ду --- ду-ду". В зарослях красной смородины пытались вставить в этот хор что-то своё садовые камышовки, а самец чечевицы, уже, видимо, совсем потеряв надежду, меланхолично вопрошал про какого-то только ему одного знакомого Витю.

Внизу, в ивняках у самой реки, не обращая ни на кого внимания, распевали и выдавали первые раскаты соловьи; забеспокоилась вдруг пара перевозчиков, сидевшая на коряжке на самой стремнине - это бобры вышли на ночную смену...

А на поляне, что обрывалась к рождающемуся родником ручью, уже потёк зыбкий туман.







Я шёл по лугу, сбивая мелкую, но уже рясную росу, намокнув много выше колена. Вечер смешивал день и ночь, словно заплетал тугую косу: в пряди холодного тумана, сладко пахнущего зацветающим дягилем, вдруг вплеталась лента ещё тёплого, почти горячего, воздуха, просмолённого запахом разогретой солнцем пихтовой хвои. Всё туже сплеталась коса, всё приглушённее становились звуки, всё ярче запахи. Туман тянулся к звёздам, догорало на западе серебро вечерней зари...

А до утренней зари оставалось менее пяти часов - уже совсем скоро летнее солнцестояние.
https://altay-birder.dreamwidth.org/

История первая.

Над алтайской степью резвятся грозы, набухают подсохшие было солончаки, треплет ветер молодые космы ковылей...
Налетевшая штормом гроза, ни то недовольно порыкивая, ни то ворча от удовольствия сделанного, уползает дальше нехотя; стоит развеяться последним тучам, как над степью повисает зыбкое марево с миражами над ещё чёрной пашней: плывёт, размазывая границу степи и неба.

Шумят, бегают по узкой прибойной зоне последние тысячные стаи северных куликов - заканчивается цикл у артемии, заканчивается и пролёт куликов: у рачка прошёл период размножения, и весь берег усеян пустыми цистами, на воде вдоль берега - бурая плёнка оболочек яиц - начался новый цикл в природе.
День-два, и последняя шумная волна куликов умчится на север, но у степного дербника, что устроил гнездо на низком лохе прямо у прибрежной линии, в кладке уже 5 полноценных яиц: летает над нами бледный, словно выгоревший на степном солнце, самец, беспокоится, что вторглись мы на его территорию. Пройдёт совсем немного времени и появятся в гнезде пять прожорливых соколят. Им не будет голодно: через месяц, когда молодь артемии уже подрастёт, часть куликов, которым не удалось загнездиться, вернётся сюда, где и будет летовать на берегах озера, другой берег у которого видно только ночью, когда светятся огни на дальнем берегу.







Это всё лирика.
А вот что интересно. В последнюю ледниковую эпоху здесь волновалось пресноводное Западно-Сибирское море, что было частью Евразийского океана. Это было почти вчера по геологическим меркам - 10-15 тысяч лет назад. На севере сток в Ледовитый океан прикрывался ледяной дамбой, которую, тем не менее, порой прорывало и гигантские объемы воды уходили в океан, открывая огромные пространства суши лет на 100. Потом дамба "запечатывалась" и пресноводное море постепенно затапливало всю равнину. 
Но однажды море "вылилось" гигантскими потоками на запад: следы этих потоков - ленты сосновых боров в Алтайском крае. Так случилось, что именно этот "слив" воды послужил восстановлению Гольфстрима и новому тёплому циклу на планете.
А Сибирская равнина начала подсыхать, как дно озера с большим слоем ила: где повыше, там быстрее, а где впадины - там очень медленно, наполняясь водой с окрестных мест после таяния снега и дождей. Из каких-то озёр ручейки пробили выход, а какие-то остались бессточными. Как и Кулундинское озеро.
Интересно, как в период глобального колебания поверхности Западно-Сибирского моря чувствовали себя ныне северные виды? Те-же кулики, например? Ведь порой безжизненная литораль простиралась на тысячи километров, а порой, отступая, практически исчезала. Как быстро они приспосабливались к меняющимся условиям? Ведь после "осушения" Сибирской равнины вся территория от современного Новосибирска до границы ледового щита, т.е. до Заполярья представляла собой сплошное жидкое заиленное дно. Прошло не так много времени - несколько тысячелетий, и эта огромная территория покрылась тайгой.
Но тут мне больше интересны солёные озёра: внутренний сток в них был столь велик, что образовались метровые слои соли, причём где-то это поваренная соль, в где-то - сибирская (глауберова), где-то озёра стали щелочными.
В какой-то момент некоторые озёра стали настолько солёными, что в них заселилась артемия солина - небольшое жаброногое ракообразное, родственник дафнии. Где "историческая родина" этого рачка? Может где-то в Африке он смог пережить все эпохи оледенения? Ведь что интересно - живёт он только в солёной воде, но в морях-океанах не встречается, только во внутренних водоёмах его можно найти, причём на всех континентах. Жабры на ногах, три глаза, гемоглобин в крови - странное и загадочное создание. С его появлением в солёных озёрах Сибири, они, эти озёра, превратились в ценнейший, хоть и небогатый видами, биотоп: артемия "перерабатывает" фитопланктон, а сама служит кормом для околоводных птиц. И как-то так сложилось, что жизненный цикл артемии чётко совпадает с циклом северных пролётных куликов: весной они кормятся рачками, у которых в это время "брачный сезон", а "обратная волна" куликов начинается с момента подрастания новых артемий до размеров, когда их уже можно ловить. При этом, степные озёра Алтайского края и Новосибирской области - это фактически последнее пристанище для пролётных птиц, где можно как следует подкрепиться: севернее уже тайга с разлившимися от паводка реками, где даже найти место для отдыха не так-то просто. Поэтому и сидят кулики на берегах Кулундинского озера по нескольку дней, набираются сил перед последним дальним рывком до тундры.
А вот дербник на лохе - это уже что-то новенькое: лох - растение пришлое, можно сказать - сорное, но очень удачно вписалось в прибрежные солончаки. Редкий степной дербник - тому пример. В целом он настолько редок, что найденное гнездо - первый достоверный факт его гнездования в Алтайской степи. 

Вот так вот оно всё интересно складывается, когда смотришь, как гаснут краски заката. https://altay-birder.dreamwidth.org/