Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

Полтинник как когнитивный диссонанс.

Не хотел ничего писать по поводу цифр в паспорте, но вчера весь день напоминал сюжет из фильма "Брюс всемогущий", где главный герой, играемый Джимом Керри, попивая кофе, выращенный на высокогорных плантациях Колумбии (эх, жаль, нет у меня такого), отвечает на электронные письма.
В общем-то, на все личные я ответил, а на все те, что были в соцсетях, подражая герою, нажал кнопку "Yes". :)

Короче, тут дело такое: ощущаю не груз прожитых лет, а когнитивный диссонанс между реальным сроком и себяощущением. Поэтому, знаете, что хочу сказать? Вернее, напеть: "I see trees of green, red roses too...".
И это вовсе не деменция. :)




На грани.

Им суждено было родиться в этом суровом краю, на грани ветреного хребта и снежника, который холодил округу и растягивал весну до самой осени. Хотя, чего там особо растягивать, когда от последнего до первого снега месяца три, не больше...

Где-то совсем рядом ещё шуршала листьями золотая осень, а тут, на семи ветрах и под огромным небом, на свежем снегу оставил след марал, выходивший на гребень. Марал ревел - гон в самом разгаре, а с гребня далеко слышно...

Зеленая цепочка следов на белом снегу - луговая трава не успела перезреть до желтизны. А один отпечаток чёрный: наступил марал на свежий выброс алтайского цокора - кротовину. Цокоры не спят, отъедаются - осенние корневища сытные, крахмалистые. Скоро для этих слепушат-грызунов наступят тяжёлые времена - придётся им уползать туда, где под толстым слоем надуваемого снега не замерзает почва. А порой придётся прокладывать туннели и прямо в толще снега. Поэтому и спешат цокоры, подъедают что можно там, где грунт скоро станет как камень на многие месяцы...

В тот день, когда выпал первый снег, полетели под маленькими парусами по его поверхности семена пихты. Это яблоко от яблони далеко не укатится, а вот семечко пихты, если найдёт ветер на гребне - ищи-свищи его, далеко унесётся...

Надувает семена в следы маральи на снегу, присыпает сверху колючей крупой снежной. Те, что промчались мимо вмятин от копыт, катятся вниз, в распадок, где и без них много желающих подставить проростки под солнце. Может одному из миллиона и повезёт, найдётся для него солнечный лучик, схватится он за почву, будет потом год за годом нащупывать сквозь лесной полог своё место под солнцем...

Те, что задержались в зеленых следах - обречены, не прорасти им сквозь плотную луговую дернину, как ни пытайся. А вот те несколько, что легли в чёрный след, в свежевспаханную цокором делянку - счастливчики. Хотя...

Пихта в молодости не любит прямого солнца, нужен ей какой-то полог, не слишком густой, но чтобы и тень была, и влага. Если повезёт да не затянет дерниной цокориный холмик, то года за три молодые пихточки встанут тут дружной семейкой, начнут толкаться колючими ветками на ветру, спешить, кто кого перегонит, кому больше солнца достанется...

Но не любит Дед-Тигирек выскочек скороспелых - задует зимой так, что сохнет хвоя на молоденьких мутовках. Как больно просыпаться весной: весь ствол идёт смоляными слёзами по морозобойным трещинкам. А соседки не дремлют, тоже что есть сил гонят соки вверх, к солнцу. Но и им уготована та же участь...

Так и живут год за годом: стелются, прячут зимой под снегом нижние скелетные ветки, копят силу, чтобы погнать её весной вверх, в подсыхающую каждую зиму макушку. Мучаются, болеют, но не сдаются, вроде надеются на что-то.
Всё гуще нижние ветви, всё больше снега прячут зимой под собой пихточки, не дают ветру сдуть его в распадок. Уже тут и новое поколение пихточек проросло под тенью этих ветвей, разрастается куртинка во все стороны: не даёт Дед-Тигирек вверх расти - будем расползаться в стороны!

Не один десяток лет нужен, чтобы выросла такая куртинка из пихты или кедра: посчитал я мутовки у кедра (у него проще, чем у пихты), получилось, что кедру высотой около двух с половиной метров уже почти 40 лет. Пять-шесть сантиметров в год вверх и столько же в стороны. Совсем не быстро...
И вот думаешь - повезло ли, что попали в маралий след?

Шансов пустить на ветер свои семена-крылатки у них нет - слишком изуродованы у них вершины, не выживут плодовые почки, сколько их ни закладывай на скрюченных однолетних побегах...

Но вдруг в какой-то год повезёт, вдруг отвлечётся Дед-Тигирек на другие дела, а то и уснёт зимой? Не молод он уже, да и просторов-забот у него немало. Вдруг им повезёт?
Может и встанет когда-нибудь стена частокольного леса по гребню - коряжистого и густого, чтобы если и не на самом гребне, то чуть ниже по склону пошла настоящая темнохвойная тайга.
Мы-то поживём, но не увидим, да внуки поди расскажут.




Рассматривайте это как черновой набросок текста, некогда его сейчас прилизывать.

Вы также можете читать эту запись в стиле Вашего блога.