May 17th, 2015

Петухи.

С глухарями в этом году не сложились фотосессии: даже хвоста толком снять не удалось.
Можно посетовать на необычную весну, сначала с непролазными сугробами и, вдруг, с уже цветущей черемухой. Или на то, что токов в Кислухинском заказнике много, но из-за изреженного леса и они стали изреженными - петухи не образуют тока как такового, а токуют по макушкам песчаных увалов в пределах звуковой слышимости друг от друга, бегая по достаточно большой территории. В такой ситуации высидеть токующего самца - дело не одного рассвета. Ну да ладно, придумаем поди что-то на следующий год.

С тетеревами другая незадача - только собрались их снимать, как пироманы выжгли поле. Пришлось ждать, пока ток восстановится. И скрадок теперь торчал пупом прямо рядом с токовищем. Да из-за поджога и центр токовища сместился далеко в сторону, туда, где остался несгоревший бурьян, а на старом месте токовал лишь десяток самых консервативных петухов.
Со съемкой тоже не очень повезло: ночь была холодная, местами лёг иней, который к утру превратился в обильную росу. Тетерева затоковали, когда ещё не было и трёх часов утра утра - только засветлела полоска на горизонте, а к 5 утра они вымокли от росы настолько, что стали похожи на мокрых куриц, что отбило у них всякий запал: рыцарь с рыцарем - это турнир, а мокрая курица с мокрой курицей - это уже потеха. Короче, только взошло солнце, а они на ближайшем пятачке уже чистились и прихорашивались. И через какое-то время улетели к тем, что продолжали бегать-булькать по сухому бурьяну.
Посидел ещё немного в скрадке, думал подлетят поближе клинтухи, кормившиеся метрах в 50. Самец активно токовал: временами это было похоже на ток сизарей, но от периодически низко кланялся, задирая при этом хвост чуть-ли не вертикально. Но они так и не подошли, улетели куда-то в ближайшие колки, где, судя по всему, самка уже отложила яйца в дупле. А ведь у нас до сих пор не найдено ни одного дупла, заселенного клинтухами.
Посидел ещё, раздумывая над тем, почему оставил в машине свой плеер: можно было бы подманить ещё одного петуха - перепела. Токовали они всю ночь, не давая спать. Вместе с кукушками, которые замолкали ненадолго лишь тогда, когда поругивалась на них длиннохвостая неясыть из ближайшего колка: "Ух, ух-ух"...
Так что в 5:30 я уже выполз из скрадка (как-же затекли ноги и спина!) и побрёл по росной траве к машине. Изо рта шёл пар, солнце грело спину, пересвист иволг ублажал слуховые окончания...

Заглавное фото - вечернее, остальные (кроме последнего) сделаны до восхода солнца, который был вчера у нас в 4:22.



Collapse )

Вы также можете читать эту запись в стиле Вашего блога.